Последние новости

20.10.17
Друзья, ищем юриста на волонтёрских началах, который сможет проконсультироват
20.10.17
Большое спасибо всем, кто передавал лекарства и продукты для Екатерины Тимофе
19.10.17
Друзья, просим помолиться о здравии наших жертвователей, волонтёров и подопеч
19.10.17
Дорогие друзья, краткий отчет по делам почтовым! Спешим уведомить вас о получ
17.10.17
1. С улицы Сизова (Приморский район) нужно забрать тёплые вещи и продукты для

Расскажите о нас!

Семья Надежды Соколовой

История

«Ты не мусульманка – это было как приговор, как обвинение в какой-то заразной болезни, как будто я ему изменила» - отец Надиного первого ребенка бросил ее беременную без копейки денег, потому что так ему приказали родители. «Отец Давида (младшего ребенка) избил меня, когда узнал, что я беременна». Надежда подола на социальные пособия, как только оправилась от родов, но до перечисления денег на карту «Детская» ей сказали ждать еще полтора месяца. А ребенок уже родился, и его нужно кормить, а молоко у Нади кончилось, «перегорело от нервов» Памперсов осталось две штуки дома и все они наперечет. Она знает, сколько нужно денег на еду нужно для нее и двух детишек в день.

Они познакомились в 2003 году, Надежде не было двадцати лет. Молодой, красивый он еще очень отличался от Надиных сверстником тем, что все у него было серьезно, он говорил что у них будут дети, любил ее искренне, не сомневался ни капли в своих чувствах, жил для нее. А мама, она все повторяла «он тебя бросит!» Надя не верила. Она жила как в сказке. Невозможно было поверить, что этот нежный и внимательный мужчина, который любит ее всем сердцем может ее предать. И вот, Надя забеременела, радостно сообщила ему новость и он, казалось, тоже был рад, но… Он позвонил домой, а после этого между ними состоялся разговор и Надя выяснила, что между ними лежит непреодолимая пропасть.

«Ты не мусульманка» - этот железобетонный аргумент, о который разбились все его чувства, будущий ребенок был не так важен. «Моя семья против» - родители, которые жили в Турции понятия не имели, что их сын живет в фактических семейных отношениях с христианкой. Он уехал в Турцию, сказал, что будет разговаривать с родителями, пытаться как то их уговорить. Обещал вернуться через две недели, но так и не вернулся. С тех пор Надя его не видела. Она осталась одна, беременная на пятом месяце, на шее у матери, которой только и оставалось сказать, что «я тебе говорила».

Потом родилась Оля, когда девочка немножко подросла, Надя пошла искать работу официантки рядом с домом. Тогда она познакомилась с молодым человеком, вначале они просто встречались, вместе гуляли с Надиной дочкой. Он очень был заботливый, предлагал жениться, мы даже ходили в ЗАГС, но там выяснилось, что у него не в порядке какие то документы и я стала ждать когда он со всем этим разберется, чтобы мы могли зарегистрироваться. Нет, он никогда не говорил, что он против, или не хочет жениться»

Беременность Нади все поставила на свои места. Узнав, что ему грозит стать отцом, он предложил женщине немедленно сделать аборт, услышав возражения, избил ее и ушел из дома хлопнув дверью. «Он стал всем говорить, что это не его ребенок, настроил против меня всех своих родственников и наших друзей». С тех пор он не появлялся и не хотел с ней разговаривать. Так и получилось, что вместо положительных эмоций, Надя всю беременность проплакала, она надеялась, что он вернется.

Давид родился раньше срока, Надя очень переживала и за ребенка и из-за того, как опять осталась одна. Единственное, что возвращало к жизни - дети: «Было очень плохо на душе, полное отчаянье, порой думала из окна брошусь, но дети… Ведь дает их Господь нам не просто так. Я буду жить ради них, я должна из поставить на ноги, пока Давиду не исполнится десяти не буду на мужчин глаз поднимать». Эти, может быть наивные слова молодой женщины, однако демонстрируют ее полную решимость и разочарование. Она больше не хочет верить мужчинам, она считает, что все они одинаковые. «А что будет, если вдруг встретится добрый и ласковый? – Маме отведу, она меня дважды предупреждала и оказалась права. Вообще не могу сейчас об этом думать, даже представить себе такую ситуацию не могу».

Пока Надежда не получает социальных пособий помощь благотворителей – единственное, на что она может рассчитывать. Она готова отчитываться за каждую потраченную копейку чеками и купленными вещами и продуктами. Одна банка Нутрилона уходит за четыре с половиной дня, а стоит она 880 руб. Детские вещи, коляска остались от старшей дочери, но Надежда знает сколько памперсов в день пачкает ее ребенок, потому что все они посчитаны.